Четверг, 19.10.2017, 18:23
Кафедра русской филологии и перевода МГУ
Приветствую Вас, Гость | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск по сайту · RSS ]
Страница 1 из 11
Архив - только для чтения
Форум » Интернет-конференция "Актуальные проблемы славистики 2012" » Секция 4. Методы, направления, школы в славянских литературах. » «МИР, В КОТОРОМ СТРАШНО ЖИТЬ» (Гармаш Михатил Александрович)
«МИР, В КОТОРОМ СТРАШНО ЖИТЬ»
AdminДата: Суббота, 10.03.2012, 22:36 | Сообщение # 1
Админ
Группа: Администраторы
Сообщений: 167
Репутация: 103
Статус: Offline
Гармаш Михатил Александрович,
студент Мариупольского государственного университета (Украина)



«МИР, В КОТОРОМ СТРАШНО ЖИТЬ»
(по роману А. и Б. Стругацких «Град обреченный»)


Интермедиальная поэтика является одной из наиболее актуальных проблем современного литературоведения. Расширение границ эстетики цитирования, характерной для постмодернистской литературы, свидетельствует не столько об исчерпанности традиционных литературных форм и приемов, сколько о поисках новых путей художественной коммуникации между языками разных видов искусства. В этом плане роман Аркадия и Бориса Стругацких «Град обреченный» представляет значительный интерес, на наш взгляд, по двум причинам. Во-первых, роман создавался в 1970-е гг. как «перевод» на язык литературы сюжета картины Н.К. Рериха «Град обречéнный» и, во-вторых, произведение тяготеет к жанровой форме апокалиптической притчи (отметим, что рабочее название романа «Новый Апокалипсис»).
В творчестве Н. Рериха 1912-1914 гг. нашло отражение предчувствие катастрофы, ведущей к разрушению мира. Картина «Град обречéнный» (1914) предвещает страдания и гибель, апокалиптическим символом которых выступает образ огнедышащего дракона, окружившего город своим телом. Рериховский арт-контекст расширяет информативно-смысловое поле литературного произведения, при этом создается несколько вариантов интерпретации ключевого образа романа Стругацких:
1. Город как Вавилон: «Все эти павианы, превращение воды, всеобщий кабак изо дня в день… В одно прекрасное утро еще смешение языков нам устроят… Они словно систематически готовят нас к какому-то жуткому миру, в котором мы должны будем жить отныне, и присно, и вовеки веков» [1;66]
2. Город как Ад: «Казалось бы, в царстве абсолютного зла, в царстве, на вратах которого начертано: «Оставь надежду…» [1;114]. «Не забудьте, преисподняя вечна, возврата нет, а вы ведь еще только в первом круге…» [1;118].
3. Город как модель бессмертия: Вавилон в Аду.
Как однажды справедливо заметил Б. Стругацкий, «все счастливые миры одинаковы, но все несчастные миры несчастливы по-разному», поэтому выбор Города в качестве модели мира, в «котором страшно жить», является не случайным. По мнению Ю. Лотмана, город – пространство особое, символическое [2]. Нам представляется, что город, изображенный в романе Стругацких, - это город «эксцентрического» типа. Этот Город находится неизвестно где и неизвестно когда, и там оказываются люди из самых разных уголков Земли и, что еще более интересно, из самых разных времен. Все этим людям предложили участвовать в загадочном Эксперименте, о целях и задачах которого ничего неизвестно. Неведомые наставники выстроили для Эксперимента над человечеством Город, который ограничен с одной стороны Желтой стеной, а с другой стороны – Пропастью, которая является абсолютным ничто. Это пространство внешне напоминает земное – вода, воздух, полезные ископаемые, однако авторы не дают рационального объяснения «земных» природных явлений в «неземном» мире. Неширокая обитаемая полоса, называемая Городом, тянется с севера на юг, солнце над ней имеет искусственное происхождение и включается, как лампа, на двенадцать часов. Очевидно, что Город в романе представляет собой образное воплощение идеи обреченности, он создан вопреки Природе и ее законам, что дает возможность предположить его тесную связь с эсхатологическими мифами, предсказаниями гибели, идеями обреченности и Апокалипсиса. Сама структура Города является эсхатологической, технически неосуществимой в реальности: все, что падает в Пропасть, возвращается через несколько дней со стороны Желтой стены.
Цикличность – основной принцип мироустройства в Граде обреченном. В этом пространстве осуществляется некий непостижимый круговорот веществ между Пропастью и Желтой стеной, а здешнее время движется от одного круга к следующему, подобно циклическому времени дантовского Ада. Обращаясь к Воронину, Наставник в самом конце романа говорит, что пройден лишь первый круг и «их еще много впереди» [2, c.345]. По определению М.. Бахтина, время в таком городе является не поступательным, а циклическим бытовым, когда нет событий, а есть только «повторяющиеся бытования» [3, с.396].
Таким образом, роман А.и Б. Стругацких «Град обреченный» тяготеет к жанру апокалиптической притчи, представляя в обобщенно-символической форме авторское осмысление морально-философских проблем и ситуаций.

Литература
1. Стругацкие А. и Б. Град обреченный. - http://tululu.ru/b23939/
2. Лотман Ю. Символика Петербурга и проблемы семиотики города // Лотман Ю. Избранные статьи. – Таллинн: Александра, 1992. – Том ІІ: Статьи по истории русской литературы XVIII – первой половины XIX века. – С.9-21.
3. Бахтин М. Вопросы литературы и эстетики. Исследования разных лет. – М., 1975. – 324 с.
4. Комментарии к тексту «Града обреченного» по изданию «Миры братьев Стругацких». По материалам сайта http://www.sf.amc.ru/abs/crit.htm.
5. Борис Стругацкий. Чем фантастика фантастичнее, тем она хуже. Интервью. По материалам сайта http://www.sf.amc.ru/abs/crit.htm.
 
Форум » Интернет-конференция "Актуальные проблемы славистики 2012" » Секция 4. Методы, направления, школы в славянских литературах. » «МИР, В КОТОРОМ СТРАШНО ЖИТЬ» (Гармаш Михатил Александрович)
Страница 1 из 11
Поиск:

Cегодня на сайте были: Thomasfela, AlbertVaday, Norvansr, Invalidka5, Martinh4o,
Copyright Кафедра русской филологии и перевода © 2009-2017Хостинг от uCoz